$ 76,41    € 82,63   
Новости

Лейбл, музло и деньги: барнаульский продюсер о том, как это работает у нас

, ИА "Амител", Мария Трубина
Михаил Кирилин на "Завтраке со стартапом" о музыкальном лейбле, специфике русских слушателей и работе с европейскими музыкантами

Вышедший не так давно сериал "Винил" показал жизнь крупной музыкальной компании, которая ищет и продвигает артистов, конкурирует с другими корпорациями за работу со звездами и миллионными тиражами выпускает пластинки — выглядит вся эта работа крайне захватывающе, но кажется уж очень далекой от нашей обычной жизни. На самом же деле все гораздо ближе — на "Завтрак со стартапом" пришел создатель музыкального лейбла Harder & Louder Recordings, Михаил Кирилин, и рассказал, как зарабатывать деньги на продвижении чужого творчества и выпуске пластинок, а также можно ли заниматься этим, живя в провинции.

- Расскажите о специфике этого бизнеса, что он из себя в общем представляет и сколько людей в нем задействованы?

- Начинал я работать один, мне помогали местные ребята, но они быстро отошли от дел. Позже со временем у меня появился партнер. Он из Венгрии и вышел на меня сам. Мы начали общаться и со временем, когда стали доверять друг другу, начали вовлекать в это дело деньги. Если говорить простыми словами,

все, что можно назвать лейблом, —  это ящик пластинок, дисков, какой-то дополнительной атрибутики, продающейся на тех или иных событиях. Вот все это находится у человека в Будапеште, а у меня — контакты с дистрибьютором, доступ к системам администрирования, ну и, собственно, за финансы отвечаю я. Увеличивать штат необходимости у меня нет, у нас независимый бизнес. По сути в такой работе все может держаться и на одном человеке, но я пришел к мысли, что партнер все таки нужен: если ты будешь все делать один, то сойдешь с ума — такой бизнес располагается в интернете и очень редко бывают точки соприкосновения с реальностью, а ты должен и организовывать мероприятия, и печатать CD, и заниматься распространением. За дизайн обложек и прочего у нас отвечают мои друзья — это барнаульская компания, с которой мы давно сотрудничаем. Они очень подняли планку нашей продукции.

Если же  говорить о какой-то о пользе для города, то этот бизнес ее не приносит. Я бы назвал его слишком затянувшимся фанатским увлечением.

- А как пришли к такой идее?

- Началось все еще в 2007 году, когда был бум, связанный с клубом "Зебра", летом молодежи было нечем заняться, и она тянулась к  любым развлечениям. И это были рейвы, когда организаторы вывозили стереосистему за город. Мы к этому прибились, клеили афиши за вход, а потом начали играть на таких мероприятиях сами. Это не приносило никаких денег, но тогда значение имела причастность к культуре. И это стало не просто прогрессировать, а превратилось в фанатское безумие.

Работа над лейблом началась с того, что я просто писал людям в социальных сетях. У меня был небольшой блог, который в свое время начал собирать по 3 тыс. посетителей в месяц. И постепенно там я начал заниматься подкастами (Подкаст — это аудио или видеозапись, сделанная автором сайта и доступная для прослушивания посетителями.  — прим.ред.), а чтобы зазвать в них гостей, с ними нужно было найти связь. Я писал музыкантам, что мне интересно их творчество, иногда даже фотографировал их винил, который у меня был, и отправлял им, чтобы доказать свой интерес. Так завязывались отношения. Сейчас уже люди сами на нас выходят.

- С какими музыкантами вы сотрудничаете и почему они работают с вами, а не с крупными компаниями?

В основном мы сотрудничаем с западными артистами. Например, сейчас мы готовим релиз, в котором будут артисты из Польши, Нидерландов, Чехии, Венгрии, ну и немного из России. Музыку мы подписываем по принципу "нравится — не нравится".

Работают они с нами, так как начинающему артисту сложно выйти на большую компанию, особенно в нише, где я работаю — это Hardcore и Drum and Bass.  Гейткиперов в данном направлении можно по пальцам пересчитать, и чаще всего об их порог разбивается большинство начинающих. Им пишут каждый день, и крупные лейблы почти всех игнорируют, а я, напротив, отвечают всем более-менее адекватным.

Задача любого артиста — это сделать свою музыку известной, чтобы потом с ней поехать на гастроли. В марте и апреле им нужно что-то выпустить, чтобы их увидели промоутеры летних фестивалей, подогреть интерес к возможным гастролям, так как 99% их прибыли — это гонорары за выступление. И я в данном случае связующее звено, та площадка, которая помогает им хоть где-то засветиться.  

- А ваши слушатели и покупатели тоже в Европе или все таки вы ориентируетесь на российскую публику?

- Покупатели твердых носителей и цифры не из России, это видно по статистике. Основная аудитория из ближней Европы, США и Японии — когда я начал издавать одного японского музыканта сразу подтянулись и его фанаты. Наши —  в основном пиратствуют. Люди в России не готовы платить за музыку, я не знаю, с чем это связано, с менталитетом, с привычкой зайти во "Вконтакте", поставить плагин и скачать в том же качестве. Пиратство — сложная тема, но мы адекватно относимся к этому: пусть слушают, это работает на узнаваемость. С другой стороны, люди качают, а потом еще в интернете нас ругают, вот это типичный портрет российского слушателя. Я раньше злился, а теперь отношусь совершенно спокойно. Рано или поздно эти люди поймут, сколько артисты времени проводят в студии, чтобы сделать небольшой релиз. У одного работа над треком может занять часов восемь, а у другого несколько месяцев.

- Вы же еще сами занимались музыкой, сейчас продолжаете работу в этом направлении?

Я занимался музыкой, но мне хватило того, что я написал несколько треков и забыл об этом. Мне сидеть в студии не очень нравится. Ты либо становишься артистом, либо менеджером в данной сфере, я выбрал второе.

- Как складывается работа, как отбираете музыку, сколько вообще это занимает времени?

- Я слушаю музыку, если мне она мне не нравится, то скорее всего я тактично откажу, людей стараюсь не обижать. Если понравился трек, то я предлагаю варианты: в одном случае, если он не очень хорош, предлагаю издать бесплатно, в другом, если артист достойный, то думаю, в каком формате его подать — либо сольник, либо с кем-то вместе. Далее я  пытаюсь ему помочь, познакомить с какими-то топовыми артистами.

Что-то хорошее присылают редко, и  в принципе опознать качество материала  можно за 2-3 секунды. В месяц приходится отслушивать треков 50-100, но я не беру в расчет  откровенно плохой материал, на который достаточно пары секунд. Плюс я сам постоянно ищу новых персонажей.

Кроме того, мне приходится быть еще и психологической поддержкой, так как пару часов в месяц тебе будет кто-то плакать в соцсетях о том, как у него ничего не получается.

- Что посоветуете людям, которые решат развивать свой лейбл и каких вложений это потребует?

- Тому человеку, который захочет заняться музыкальным бизнесом, я посоветую этого не делать. На начальном этапе нужно понимать, что придется вложиться в дело, которое может потребовать на раскрутку лет пять. Но если уж решился, то стоит подходить к вопросу с планированием окупаемости, а не как мы в свое время, как оголтелые фанаты. Стоит учитывать: подобное дело всегда будет фанатской прихотью. У меня получилось зарабатывать,  потому что я вложил массу усилий  и выбрал определенную нишу.

Первое, во что придется вложиться — это фирменный стиль, его могут сделать и друзья, а если обращаться к нормальному дизайнеру, то тут ценник начинается от тысячи евро. Мне сделал логотип друг: лейбл начал работу по принципу максимальной экономии. Далее нужно будет думать, как привлекать фанбазу, так как необходимо собрать плотный костяк людей, которые будут за тобой следовать и в дальнейшей перспективе голосовать рублем — но это уже требует скорее вложений сил и энергии.

Первое время я европейским артистам платил из своего кармана. Помню свой первый гонорар — отдал 100 евро за трек, в итоге эти деньги вернулись, но не сразу. Окупаемость приходит, когда релизы начинают продаваться в магазинах и заходить на позиции в чартах. В случае Drum and Bass, мы находимся на задворках чартов, там огромная конкуренция, так как жанр более коммерческий, а вот в жанре Industrial Hardcore нам доводилось висеть в первой десятке: мы полтора месяца были на первом месте Triple Vision — это крупнейший дистрибьютор, постоянно попадаем в верхнюю десятку магазина Beatport.

- А чем вы занимаетесь кроме этого и можно ли жить только на доход от лейбла?

- Я могу позволить себе не работать, но доход это приносит скромный, его хватит только на основное: оплату коммунальных, продукты и прочие необходимые вещи. Поэтому у меня есть и основная работа — я редактор "Зайцев.нет". Получилось, что с одной стороны я издаю музыку, с другой — работаю на бывшем пиратском ресурсе. Он, кстати, тоже прошел большой путь: заключены контракты с правообладателями, у нас 30 млн. пользователей в месяц.

Музыкой  стоит заниматься, если хочется, но от основной работы отказываться все-таки не стоит,  дневная работа есть практически у всех издателей и артистов, кроме самых топовых. Многие уходят из нашей сферы, так как деньги она приносит сравнительно небольшие.

Я — трудоголик, мне нужно бывать в офисе, блюсти собственный распорядок дня, да и мы живем в России: отказываться от возможностей заработка не стоит. Когда-нибудь этот бизнес выйдет из статуса хобби, главное не возлагать на музыку неадекватно больших надежд.

Сейчас дело живет само по себе, это площадка для продвижения исполнителей. У нас часто происходит истории, когда человек приходил ни с чем, а спустя пару лет у него нет свободных дат на полгода вперед. Моя роль небольшая, беру какие-то проценты за работу, но в основном все делается для нишевой андеграундной культуры, а не ради какой-то выгоды.

Читайте также в сюжете: Люди и Дело

Автор:
Мария Трубина Редактор рубрики Афиша +7 (3852) 59 44 66

Комментарии

Загрузка...
Войти     Зарегистрироваться
Имя